заказ статьи

Архивы

Архив за месяц: Октябрь 2009

Твой самый лютый враг

Один офицер, которого Суворов очень любил и Уважал как храброго воина, был очень несдержан на язык, чем нажил себе таких врагов, что и служить ему стало невмочь.
Как-то Суворов позвал его к себе, закрыл дверь и как чрезвычайный секрет сказал ему о том, что у него имеется очень опасный враг, который на каждом шагу ему вредит и мешает.
Офицер стал было перечислять своих врагов, пытаясь отгадать, о ком именно сказал ему фельд-маршал, но тот только руками размахивал от нетерпения и досады: «Не тот, не тот!»
Офицер уже перебрал всех своих недругов и наконец сказал, что не знает, о ком и думать. Суворов на цыпочках подошел к окнам, дверям, прислушался, потом все с теми же предосторожностями подошел вплотную к офицеру и шепнул ему:
— Высунь язык! Тот послушался.
Тогда Суворов, показывая на его язык, сказал:
— Вот он! Вот кто твой самый лютый враг.

Ты мне — я тебе!

Английского хирурга Джозефа Листера неожиданно среди ночи вызвал один богатый пациент. После осмотра Листер сказал:
— Надеюсь, вы написали завещание?
Испуганный вопросом врача, пациент спросил, в самом ли деле его состояние такое, что надо писать завещание.
— Сейчас же вызовите адвоката и обоих сыновей.
— Я сделаю это, но вы скажите, неужели со мной так уж плохо? — шептал оторопевший от страха больной.
— Нет, ваше состояние вообще не вызывает опасений. Но я не хочу быть единственным глупцом, которого разбудили сегодня ночью просто из-за пустяка.

Вот так десерт!

По случаю пятидесятилетия своей творческой деятельности художник Иван Константинович Айвазовский дал парадный обед, на который пригласил многих художников.
В конце обеда юбиляр произнес такую речь:
— Извините, господа, что мой повар не приготовил заключительного сладкого. Поэтому я прошу принять от меня блюдо, приготовленное лично мною…
И каждому гостю слуга подал на подносе маленький пейзажик, написанный Айвазовским, с автографом.

Божественная …

После премьеры одной из своих знаменитых пьес «Кандид» Бернард Шоу послал актрисе, игравшей главную роль, следующую телеграмму: «Великолепная, необыкновенная, божественная…»
Взволнованная актриса ответила: «Вы преувеличиваете».
Шоу телеграфировал: «Я имел в виду пьесу». Актриса ответила: «Я тоже».

Лицом не вышел …

В 1917 году, когда шла первая мировая война, русский композитор Игорь Федорович Стравинский посетил Рим и Неаполь. Эта поездка была отмечена знакомством с Пабло Пикассо, с которым у него установилась тесная дружба. При возвращении композитора в Швейцарию таможенники, проверяя багаж, обнаружили странный на их взгляд документ.
— Что это за рисунок?— спросил таможенник у Стравинского, рассматривая циркульные линии, углы и квадраты.
— Мой портрет работы Пикассо.
— Не может быть. Это план!
— Да, план моего лица и ничего более.
Тем не менее ретивые таможенники конфисковали рисунок, решив, что это замаскированный план какого-то стратегически важного сооружения.

Кости — не проблема!

Узнав, что один из его гостей проглотил рыбную косточку, Зощенко сказал:
— Не волнуйтесь. Человеческий организм за два часа все переварит.
Помолчав, он добавил:
— Все, кроме неприятностей!

Трижды случайность?

ТРИЖДЫ СЛУЧАЙНОСТЬ

Это было, наверное, самой странной цепью случайностей из когда либо происходивших в мире. В ней участвовали три корабля, которые терпели крушения с разрывом во времени приблизительно сто лет у побережья Уэльса в проливе Менаи. Первый корабль затонул 5 декабря 1664 года, из 81 пассажира, находившегося на его борту, спасся только один, некий Хью Уильямс. 5 декабря 1785 года, ровно через 121 год, в проливе опять тонет судно, и снова все пассажиры распрощались с жизнью, за исключением человека по имени Хью Уильямс.
Читать далее