заказ статьи

Архивы

Архив за месяц: Апрель 2010

Ужас. Аудио.

Памяти Михаила Евдокимова

Кто же дурак?

Петька спрашивает у Василия Ивановича.
— Кто по-твоему, дурак?
— Это человек, который выражается так, что другой его понять не может. Понял?
— Нет…

Сколько лет зайцу?

На поле стоит осел, старый-старый. Подходят Петька и Василий Иванович:
— Петька, как думаешь, сколько этому зверю лет?
— Судя по размеру — этому зайцу лет триста…

Кто открыл Фарадея?

Английский  химик  Гэмфри   Дэви  получил  от неизвестного переплетчика конспекты своих лекций по химии в чудесном переплете. Восхищенный ясностью  и   точностью  записей  конспекта,   Дэви отыскал талантливого  переплетчика и  пригласил его работать вместе. Фамилия искусного мастера была Фарадей. Позже Дэви, когда речь заходила об открытиях в науке, говорил своим знакомым: Читать далее

Нужно смазывать …

—  Знаешь ли ты, Алексеич,— сказал однажды Балакирев Петру Первому в присутствии многочисленной царской свиты,— какая разница между ко­лесом  и  стряпчим,  то есть вечным  приказным?
—  Большая   разница,— сказал,   засмеявшись, государь,— но ежели ты знаешь какую-нибудь осо­бенную, то скажи, и я буду ее знать. Читать далее

В гостях. Аудио

Памяти Михаила Евдокимова

Кто написал «Аэропорт»?

— А как вам нравится «Аэропорт» Хейли?
— Мне больше нравится аэропорт «Шереметьево».
— О, Шереметьев тоже написал «Аэропорт»?..

Богатая география

Бывший боксер рассказывал даме о своей жизни. Через несколько часов она его
спросила:
— А в каких городах вы еще бывали, кроме Нокаута и Нокдауна?

Играть можно не всегда

— Почему вы играете на деньги?
— Играть на деньги можно в трех случаях: если есть способности и деньги, если
нет денег, но есть способности, и если нет способностей, но есть деньги.

Как он мог?

Александр Сергеевич Пушкин рассказывал о своей единственной встрече с Державиным на выпускных экзаменах в Царскосельском лицее. Узнав, что на экзамены приедет знаменитый поэт, все в лицее заволновались. Друг Пушкина лицеист Антон Дельвиг вышел на лестницу, чтоб дождаться Державина и поцеловать ему руку, написавшую уже ставшим классическим «Водопад».
Державин приехал. В этот день ему нездоровилось. Он вошел в сени, и Дельвиг услышал, как он задал швейцару такой прозаический вопрос: где, братец, здесь нужник?
Этот неожиданный вопрос из уст великого поэта разочаровал Дельвига, который отменил свое намерение и возвратился в залу.